Достаточно просто быть

Достаточно простат быть | Океан в бутылке

Чувствую себя ловцом жемчуга как терапевт. Каждую сессию мы ныряем в глубину, туда, куда иногда не достигает даже солнечный свет, или особенно туда, где уже нет света сознания, и ищем закрытые раковины. Где-то там внутри них, стараясь избавиться от песчинки, причиняющей боль, каждый из нас, на свой манер и как может, окутывает ее перламутром, пеленает боль слой за слоем, чтобы уложить это как-то на дно своего океана.

Но там наверху, на поверхности воды, что-то томит нас и зовет — на поиск утраченных сокровищ. Сколько нужно нырять, сколько бояться, что не сможешь подняться обратно и не хватит воздуха, сколько искать и отвергать одновременно — дно. Чтобы именно там — обнаруживать свои  захлопнутые травмы, внутри которой, каждой, — твоя сила.

Ощущаю себя ведуньей, ищущей заклинания. Формулы слов, которые лягут целительным снадобьем на раны и язвы души, что дадут затянуться. Я предлагаю искать эти заклинания клиентам, как противоядия, как ключи, что открывают двери, за которыми заключенными сидят части нашей души. «Мое тело боится, а я нет», «Я — не мои действия», «У меня есть право защищать себя», «Я могу доверять своим чувствам», «У меня есть безусловное право на любовь», «Если мне плохо в контакте с кем-то, то плохая не я», «Достаточно просто быть»…

Один из противных и циничных моментов в бывших у меня отношениях был в всамделишном составлении списка по  запросу другого, что я ему даю.

И вот так тужишься писать его и стыдишься при написании каждого пункта, будто оправдывая им чуть ли не свое право на существование, или право быть любимой. Не уверенная, что вот этого, конкретного, хорошего, пункта — достаточно. Или что он весомый для другого. Или вообще уместный: вдруг это ценность для тебя, а для него это норма как дыхание? И тогда будет стыдно, что ты даже упомянула это в списке как что-то особенное…

А теперь представьте другое ощущение: «Мне хорошо просто оттого, что ты рядом». «Я люблю тебя, но ты за это мне ничего не должна». Когда ты ничего не делаешь специально, чтобы давать. Ты отдаешь просто фактом своего существования, тем, что ты есть, тем, что ты принята и приятна такой. И этим достаточна.

Да, это не отменяет выстраивания «инструкций по пользованию меня», то есть прояснения границ и предпочтений каждого в отношениях, не отменяет интуитивной сверки с балансом брать-давать в паре, которой мы так и так занимаемся.
Но это отменяет базовый невроз по завоеванию своего права на место рядом, утяжеления своей полезности в глазах другого, как будто значение имеет, что ты даешь, а не ты сам.
Но норма — это когда тебе хорошо, что вот этот человек рядом. Без переделывания, без опций и ништяков. Кажется, это любовь, ребят? А без этого — все остальное важное-полезное, просто расчет, в котором нет наполнения душе, даже если этот другой зашибись сколько дает. Ведь каждый из нас, наверное, знает это.
И поэтому именно можно поверить, что и ты сам — достаточен для начала просто тем, что ты есть у другого, если он любит тебя. А любовь — это норма. Кажется… норма — когда ты просто есть?
Я понимала это в 14. И я поняла это снова совсем недавно. Женщина — как цветок. Она наслаждает красотой, ею любуются, вдохновляются. Господи, я поняла эти сраные ведические завихрения мысли про то, что важно кайфовать, и наслаждаться, радоваться, и это про сексуальность. Нет, хуже! Ты вкладываешься в себя, просто тащишься от своего тела, от своих линий, проявляешь это четче в реальность — украшениями, косметикой, юбками да платьями, и это — вот это, такое «для себя» — это отдача другому. Ты, как женщина, украшаешь собой мир. Тебе достаточно просто быть.
Я поняла, почему мне так сложно было в каком-то смысле работать доулой. Доула — это профессия, в которой достаточно просто быть. За это берутся немалые деньги, и это ужасно странно. Профессия — это чаще всего функция. Мы прибегаем к услугам другого, потому что у него есть — навыки, которых нет у нас. Доула — это в прямом смысле слова — человек рядом. И факт этого человека — меняет в течении родов — многое.
Даааа, конечно же, можно демагогировать на тему массажей и поз, переговоров с врачами и прочей фигне. Но это настолько шелуха и не главное. Главное, что срабатывает, — это твое качественное присутствие. Просто то, что «со мной рядом человек». Не про что-то, не для чего-то, а для того только, чтоб быть со мной.
И вот эту сторону не со стороны потребностей женщины, а со стороны того, что это значит для меня лично — ужасно было сложно принять. Ведь нам бывает сложно принять не только плохое о себе. Куда сложнее нам принимать хорошее о себе. И мне было очень трудно принять, что то, что я есть — это хорошо.
Что не нужно оправдывать свое существование — навыками. Не нужно создавать всю эту мишуру на родах, чтоб как-то ощущать свой вес и значимость. Достаточно. Достаточно просто быть. Уму непостижимо.
В этом месяце было много волонтерских семинаров про детей в детских домах. Конечно, было много про теорию привязанности и специфические особенности их поведения в связи с ее нарушением. Я ещё не видела этих детей, не обнимала, не пробовала смотреть им в глаза. Но даже так, опосредованно, я прихожу к небывалому выводу для своего материнства.
Сам факт, что я в принципе — есть — у детей. Вот он уже создаёт очень многое в их психике, невероятно важное, ключевое. Мне и как маме — базово, достаточно просто быть. Остальное просто идёт в плюс, овер. Сколько же выдоха это даёт. Ты просто есть, и этим ты даёшь своим детям.
Блин, я пишу это, и понимаю, как превратно это все можно понять. Ведь мне и самой не хватило просто присутствия отсутствующей мамы. Но и это сейчас — даёт переосмыслить, что у меня есть, а не только то, чего не было.
Помните анекдот про мужика, Бога и смысл жизни? «В марте 75 года ты ехал на поезде Москва — Петербург, и твой попутчик попросил передать тебя перечницу? Вот…» Гуглите, и обрящете))
О смысле жизни чаще всего говорят как о какой-то формуле, которую будто бы важно выхватить словами, сформулировать суть, найти себе применение.
Так, будто смысл — это интеллектуальная конструкция, которая может дать удовлетворение голове при найденном ответе.
Но удовлетворение дает — ощущение — смысла. Да и смысл жизни — это ощущение, а не идея. Переживание, процесс, а не поставленная галочка у выполненной цели.
О вопросе смысла жизни говорят так, будто ответ должен быть конкретным, будто он вообще должен быть.
Но человек может даже не задаваться этим вопросом, что не отменяет наличия у его жизни смысла. Ты можешь даже ничего специально не делать со своей жизнью, и это тоже не отменит ее смысла.
Знаете, как бывает у детей, которые пришли в утробу матери всего на несколько недель, или родились и прожили всего несколько месяцев. Но они навсегда изменили своей жизнью жизни людей рядом с собой.
Одна коротенькая по нашим рациональным измерениям жизнь, в которой «он не успел пожить», «ничего не сделал», не стал врачом и не спас десятки жизней, не написал книгу, не посадил дерево и вообще якобы не самореализовался — ведь так мы думаем о смысле жизни, верно? — не принес пользу. Вот одна такая жизнь — меняет с ног на голову всю семейную систему, исправляя какие-то очень глубокие паттерны, идущие по роду не одно поколение, размягчает сердца его родителей, и они, например, открывают благотворительные фонды и помогают куче людей после, или идут учиться на кого-нибудь, … или просто — вы стали свидетелем их истории, и даже — в _вашей_ жизни этот маленький крошечный человек «без смысла» сделал что-то и навсегда, оставив след.
А мы боимся — что «сидим дома с детьми», «не нашли своего призвания», не принесли пользу миру…
Но…
Смысл жизни шире, чем мы думаем о нем, говоря о самореализации, поиске призвания, целях, и даже ценностях. Он шире и больше нас самих.
Его можно ловить в слова, играясь с этим ощущением, можно высерфивать его, оседлав волну, усиливая энергию, ну.. как если есть потуга матери, и есть твое личное движение навстречу жизни. Вы можете быть в синергии, и это красиво, но также — ты можешь не делать ничего, а рождение состоится.
Достаточно просто быть.

Нет комментариев

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.