Почему ваши роды не отпускают вас?

И это не только о родах.

Я слышала это сотни и тысячи раз: “Я родила уже несколько лет назад, но до сих пор не могу отпустить их”, “Каждый вечер, каждый сон малышки я закрываю глаза и возвращаюсь мыслями к родам; это вынуло мне всю душу, я устала о них думать и не думать не могу”; – именно это вызывает желание уже что-то сделать с этим, как-то – действительно – закрыть эту тему для себя. Но если бы все так работало – взяла, и не думаешь по щелчку, и не мучаешься по решению воли.
Кстати, последнее у некоторых женщин выходит ловко. Она просто решает “смотреть только вперед”, не жить прошлым, смотреть на “главное”, вот он – здоровый ребеночек у нее, а эти вот все заморочки про то, как и что было – глупость полная и от безделия явно. И она отчаянно, самозабвенно уходит в заботу о малыше, в свое материнство. Ключевое слово тут – само-забвенно, забывая себя.
А непрожитое, оно такое, сколько ни захлопывай его в тайной комнате души, оно будет просачиваться сквозь трещины, через подпол, через неплотно закрытые окна – через воздух. И вот уже – чувствуешь, что срываешься постоянно на мужа, а внутри так несчастно, непонятно и одиноко; и вот уже – ребенок, о котором заботишься, вызывает радость, когда спит, в основном – когда спит. Всяко бывает. И злость, и равнодушие, и просто потеря вкуса и радости, такая – апатия.
Но я увлеклась. Это я про то, что бывает, когда решаешь в это не смотреть.
А что мешает нам смотреть в это? Почему в принципе роды – так трудно – пережить? Если это опыт, то почему бы его просто не “переварить”, как укладываем мы в душе другие яркие события жизни?
Вот какие преграды видятся мне основными типичными причинами.

Сложный коктейль из противоречивых чувств .
У нас черно-белый менталитет, нам обязательно нужно категоризировать – так хорошо это или плохо? То, как со мной поступил вот этот конкретно врач – это хорошо или плохо? Ведь он реально профессионал, и очень помог мне, а с другой стороны от контакта с ним было такое чувство собственной никчемности… То, чем закончились мои роды – это хорошо или плохо? – ведь с одной стороны – все спасены, а с другой – ну такое чувство изнасилованности…
А в том и оказывается развязка, что бывает, что от одного и того же, нам И хорошо, И плохо, что не нужно выбирать и определять – так плохо ИЛИ хорошо, не или-или, а И-И. Я могу чувствовать ненависть и благодарность к одному и тому же человеку или явлению. Переживать обиду и притяжение. Любить и не мочь заботиться.

Запретные чувства
Осложняет многосоставность этого коктейля и то, что среди испытываемых к родам чувств много запретного.
Как можно испытывать злость к тому, кто помог? Как можно испытывать одиночество, если близкие были рядом? Как можно радоваться, что все кончилось и от изнеможения не хотеть даже взглянуть на малыша, которого ты ждала 9 месяцев?
Выдача себе права чувствовать то, что чувствуешь – это целая задача для внутренних девочек, которые не знают “мама я замерз или проголодался”(с). Знаете, да, этот анекдот? – Гоша, тебе пора домой! – Мама, почему? Я замерз или проголодался?
Вот так и мы, часто полагаем, что имеем право чувствовать что-то к определенному явлению только в связи с социальным разрешением на это. У нас принято – радоваться на свадьбе, а печалиться, что все остальные варианты и развилки жизни теперь закрыты – нельзя, у нас принято – плакать на похоронах, а смеяться, вспоминая что-то светлое об ушедшем, – уже слегка не та нота…
Поверить себе больше, чем голосам в голове о неуместности этих чувств, о гноблении и неблагодарности, о неразумности этих чувств. В конце концов – сердцу не прикажешь, если я чувствую тут то, что я чувствую, значит, на то есть причина. Значит, есть какая-то логика и ценность этого моего переживания, значит, моей душе больно, и ей имеет право быть больно.

Чувства, с которыми ничего не поделаешь.
Часто мы буксуем там, где испытываем чувства, которым нет “решения”. И мы не разрешаем себе в них – разрешиться. (Простите за каламбур, мой вечный лис-трикстер вылезает)
Опять же, у нас мускулизированное общество, нам на проблему – нужно решение. Нам обязательно нужно действовать, нам нельзя сидеть сложа руки, нельзя опускать руки, нельзя разжимать руки – как символ не-управления чем-либо в реальности. Мы очень контролирующие товарищи, в очень глубоком неврозе.
И предположить, что когда грустно – можно просто грустить, ничего тут не поделаешь, что ответом, что делать, когда больно, может быть – плачь, – трудно, удивительно, может, даже как издевка или бесчувственность советчика восприняться. Но это самое прямое и естественное переживание когда больно. Самое простое и … самое эффективное. Грусть белеет, боль становится прозрачнее, вымываемая слезами.
Злость от насилия, бессилие, отчаяние проживается просто фрустрацией, болью от этого.
В конечном итоге – часто остается печаль. Но печаль высвобожденная, а не зажатая в углу нашей души, гниющая там и приобретающая альтернативные формы своего проявления, раз уж в слезы не пускают ее. Остается – что-то, а мы часто ждем бесчувственности, стерильности, пустоты как эквивалента чистоты. Но чистота – не равно пустота, а равно порядок, ясность – и этого вполне можно достичь путем проживания и осознания логики своих чувств.

И наконец, чувств – может быть просто – много. И это не так-то просто переварить сразу что-то огромное, вот и тратим на это – много времени, много мыслей, много энергии. Событие-то реально большое, и многое меняющее в жизни женщины, в ее самооценке, в ее восприятии мира, людей и близких. Но про это я писала в другой статье, совсем недавно.

Нет комментариев

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.