Школа как папа

Часть 1.
В четвертую беременность я в слезах сидела у своего психотерапевта и отчаянно нуждалась простроить свою реальность после рождения малыша. Она была в той же степени ясной и прозрачной до, в какой размытой и напоминавшей огромное белое дождевое облако, внутри которого я нахожусь, в тот момент. Мозги в ту беременность отказали мне много больше, чем во все предыдущие разы, а решать надо было многое.
И мы сделали расстановку на фигурках.
В разумности в те 9 месяцев мне было отказано, однако же мое бессознательное всегда мой самый лучший компас.
Я выставила себя и своих детей, включая того, кто внутри. Сгруппировала их по парочкам – старшие два, младшие два. И относительно получившейся комбинации я чувствовала себя очень неравновесно, неуверенно.
– Что бы могло помочь тебе уравновесить, удерживать их всех?
– Такая же большая фигура как я. … Их папа…
(Понятно, тут мы опустим часть работы, связанную с тщетностью и болью)
– Так. А что в твоей действительной реальности могло бы быть похожим на него по равновесности?
– …Школа. – поискав некоторое время внутри себя ответ, внезапно для своего разума сказала я.
И только произнеся это, я начала славливать глубину этого инсайта.
Папа – как функция, как роль в жизни детей в той моей расстановке равновесия , выполнял бы несколько задач:
– это второй взрослый, с которым можно разделить процесс воспитания детей.
В понятии “разделить с кем-то” для меня лежит очень много. Оно делает смысловую отсылку к “поделиться чувствами”, “поделиться сомнениями”, то есть как раз уменьшить вдвое напряжение в связи с трудностями родительства. Возможность обсуждать, формулировать, и вместе идти к общим целям. То, чего мне мучительно не хватает все эти годы после смерти мужа. Чтобы _вместе_ с кем-то с одной стороны смотреть на своего ребенка. С общими идеями, целями, ценностями в отношении роста человека.
– это тот взрослый в семье, мужчина, который ориентирован на внешний мир, его правила, устройство, функционирование и ознакомление с этим ребенка.
Читай – образование.
– это человек, условно “отвечающий” за социализацию ребенка, за контакт “я и другой”. Именно папы рассказывают, кто прав, кто не прав, как защищать себя и других, где уступить, как договариваться.
Условно – потому что, конечно, это может делать и мама. Просто архаически это устроено примерно так: женщина, мама – голова на коленях, прохладная ладонь на лбу. Мама утешит да приголубит. Мама накормит, мама про чувства и принятие.
Папа – советчик, добытчик и защитник. Он расскажет, покажет, научит, простроит мост из дома – на планету людей. Папа оценит.
И школа она как раз про социализацию. Да, дорогие хоумскулеры, лукаво улыбающиеся, я в этом очень убеждена. Что с детьми маминых подруг – это контакт, и даже навыки социального общения, но на уровне близкого круга. Некоторые социальные штуки познаются именно в контексте структуры людей – с иерархией, большим их количеством и общими целями, и конфликтами внутри. И это не про то – что если мой ребенок не будет работать в офисе никогда, ему это не нужно. Это про умение быть в контакте как раз с планетой людей в общем, а не с частными ее представителями. Ну, вот так я верю.
– папа про деньги, про умение обеспечить себя и семью, про материальный мир.
Школа в здоровом понимании – это ступенька к умению зарабатывать деньги, так как часть образования.

Тут-то мы как раз и подошли к тому, что современная школа – это звездец на ножках. Иногда я не умею при всем своем литературном таланте выражаться прилично и красиво)

Но об этом и о том, какая школа – в следующих частях или части. Пока не знаю, как получится написать.
#okean_v_butylke(c) #школа_как_храм

Часть 2

Так, и сразу. Я не встаю тут на табуреточку, мне совершенно все равно, кто и что выбирает для своих детей. Я рассказываю идею выбора школы в моей семье, для моих детей. Не больше. Откликается – берите. Не откликается – мне смешно тут спорить)
О том, какой именно звездец в обыкновенных государственных школах, я поняла, что писать не буду: очень мне скучно это делать, сто раз это все жевано-пережевано, и если задаться целью тему изучить, то можно множество найти на нее чудесных, глубоких статей-нареканий.
Мне же было важно, чтобы школа была как папа еще и в том смысле, чтобы я могла доверять ей своих детей как второй себе. Ну, или почти как второй себе. Не меньше.
Это значит, что
– ценности у нас со школой в отношении воспитания детей и особенностей развития ребенка и его возрастных потребностей должны совпадать. Я знаю, что это как минимум про гуманистическую психологию.
– Никакие новаторские системы а-ля жохов-шмохов-учимся за 2 года тому, что учат за 10 лет, ходим в школу босиком и сидим попами на партах, дети -учат-учителей – мне точно не подходило. Мне хотелось не альтернативы, а как раз достаточно приближенной к реальной жизни школу.
– Без амбиций, без налета – тут учатся избранные.
– Проверенную не одним десятком лет, с наличием взрослых, уже прошедших путь в ней, людьми.
– Мне важно было, чтобы в школе работали не только женщины, но и много мужчин. Иначе бы получилась классическая модель совковой семьи “мама, бабушка и сын”.

И главное:
– Школа должна стать местом еще одного ресурса для ребенка и для семьи в целом. Это поддержка, а не источник разбазаривания этих сил у семьи, и главное у ребенка. Школа должна приносить счастье, как и все, что есть в жизни. Если что-то забирает силы, если что-то делает меня или моего ребенка несчастным – это насилие, это не про контакт с собой, с жизнью, не про жизнь это в принципе. Это базовый принцип моего вебретрита К близости с собой, это базовый принцип всей моей жизни.
– Школа должна объединять нас с ребенком, и не должна вставать между нами. Не должна мешать нашей близости. Так что вот эти все “делай уроки!”, и прочее , я уж молчу про оценки (но это не от школы как раз зависит)
– Конечно, тут и про любовь к учебе. Но это просто по умолчанию идет.

Я выбрала частную школу.
И тут тоже есть интересные штуки, которыми хочется поделиться.
Первые два класса мой старший ребенок проучился в очень дорогой частной школе. Такой, что после ежемесячных выплат за учебу в ней не так уж и трудно было решиться купить себе седьмой айфон на ближайшие два-три года))
В связи с необходимостью иметь такую большую сумму каждый месяц (и мне реально кажется, что это хуже чем кредит там какой-нибудь) я прошла очень много размышлений и войны с интроектами и стыжением.
То есть если вы думаете, что это вызывало восхищение и поддержку окружающих – вы ошибаетесь. В основном это кручение пальчиком у виска и ласковым голосом как психбольной “Марьяяяяш, нууу, тебе просто пора все-таки решаться на перевод Роя в обыкновенную школу”.
“Подумай, – говорили мне, – за год такой школы ты могла бы купить машину. И очень хорошую. За несколько лет квартиру в Москве. Дачу. Вы могли бы отдыхать там и сям. …. ” Все, что приводилось в пример в основном имело четкий материальный эквивалент, то, что можно пощупать руками. Вещественность. И я поняла тогда, насколько же у нас общество про “иметь”, а не “быть”. Насколько же ценность – это то, что потрогать, насколько незримое, раз его не видно, – как будто бы и не существует для сознания. А ведь мы еще от Экзюпери знаем: “Самое главное глазами не увидишь”.
Люди только-только, едва-едва начинают приходить к идеи возможности отдавать тысяч 10-20 в месяц на психотерапию, не считать это блажью или случаем острой необходимости, считая, что психолог и психотерапевт имеют корень “псих”).
Вот это переживание, что твоя душа – ценность, и она достойна реального вклада, первичного вклада, что это важнее – ремонта и дорогих вещей, что это то, что действительно про счастье, а не про мишуру, имитирующую счастье и затыкающую гложение в душе, вот этого мало еще.
Может, я отдавала столько в месяц, чтобы потом мой сын во взрослости не отдавал столько же на “починку” себя у терапевта. Да, примерно так и есть. Это вклад в здоровье души. В умение оставаться в контакте с собой и с другим, не быть изуродованным в самую суть.
И да, я готова за это платить любые деньги. Даже злясь, что принцип этой оплаты в том, что я плачу, чтобы не ранили., и чтобы услугу учреждения оказали качественно. (То есть это должно быть в норме и просто так. Ну, вот такое у нас государство).

Я сталкивалась и с мнением, что я неравноценно распределяю энергию в семье. Что если я столько трачу на старшего, то столько же должна и младшим. Но младшим-то это не нужно было еще) И мне казалось несусветной глупостью покупать “васечке тоже машинку, чтобы он не обиделся”, если эта машинка ему на фиг не нужна, и он девочка)

И еще, с теневым. Все же приятно тратить деньги прежде всего на себя, на взрослого. А он вырастет, сам себе даст. Мое дело кормить да одевать. Не, не совсем точно описала. Смысл в том, что бывает жадно дать ребенку то, что не даешь себе. Или что не было дано себе. Или что требует твоего львиного вклада. (Я очень много работала те два года. Просто ни в сказке сказать, ни пером описать…) И как тут твоему внутреннему ребенку не озлобиться на внешнего? Как не начать выставлять ему счет в пору своей усталости: я для тебя пашу, могла бы столько и не работать, что ты мог учиться в такой-то школе! Как не агрессировать на ребенка из зависти, как не искушаться на пассивную, скрытую агрессию или манипуляции – это то, что поднимала во мне и в тех, кто узнавал это о моей жизни, – тема частной школы.
Но помнить, что я родитель. И это мой выбор – дать ему лучшее. И не просить за это благодарности, никакой. Это сугубо мое решение как матери, это я как мать иначе не могу. Это я для себя как матери делаю так. Не вешать на него ответственности за свои решения, усталость, страх и прочее.

И вторая история. Первого сентября мой второй ребенок пошел в государственную школу, но вальдорфскую. (Сейчас мы ходим в частную вальдорфскую школу) В общем, на следующий же день после 1ого сентября я бросилась искать другие варианты. Объясню косвенно. Но прямо)) (Лис смеется)

Частная школа – это возможность быть свободными. Не зависеть от государства, и действительно создать учреждение со своими ценностями, которые нет необходимости адаптировать к идиотской системе, пытаясь и нашим и вашим, и рыбку и в воду не. Они и вправду могут создавать то, что хотят, без уступок и ужимок. Без страха.

Частная школа – это договорные отношения. Ты выбираешь и тебя выбирают. Ты платишь деньги и можешь требовать. И получать качество. Да, на уровне законов в теории так могло бы быть и в государственной. Но не в России, видимо.

Частная школа – это менталитет взрослых людей. Люди понимают ценность образования, ценность качества, ценность отношения, и готовы за это платить. Они не жертвы, сетующие как все плохо, но ничего не меняющие в своей жизни. Они выбирают. Позиция выбора в своей жизни – это позиция взрослости. И она не сильно-то и связана с материальными возможностями. Я это вижу по совершенно разным родителям в нашей школе. То есть это миф про то, что в частные школы ходят детки богатеньких родителей. Это вопрос приориетов чаще всего. И я это знаю по себе. На момент начала обучения ребенка в той школе я и помыслить не могла, что смогу выплачивать такое ежемесячно. Но именно эта школа показала мне, что если мне надо, я могу. И могу даже больше. И могу без надрыва. Такие задачи, цели – развивают нас. То есть это выбор – выбирать что-то в жизни из своих возможностей или расти под свои хочу – своими возможностями, превращая их в могущественность.
У них нет психологии бедных, не хочу показаться высокомерной этими словами. Но эта психология про то, что деньги – это зло, что чем больше ужмешься – тем больше якобы шансов, что у тебя хоть что-то останется, что жизнь – это выживание.

Частная школа – это учителя, которые на своих рабочих местах по любви. Они транслируют своим примером ребенку любовь к жизни, любовь к своему делу, успешность. Они не жертвы обстоятельств, не отживающие свой век в школе тетечки, ненавидящие жизнь. У них нет необходимости ненавидеть – дело, любовь к которому они выуживают насилием из детей, к детям, – как к проекции, на которую можно свалить все свое недовольство жизни.
В деньгах в принципе много защиты и здоровья

Нет комментариев

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.