Близость с Богом

Сейчас эти дни богаты на то, что ко мне вернулась.. верой это сложно назвать. Ко мне вернулось примирение с Богом. Мне очень ценно это, и хоть я и знаю, что попытка облечь в слова мои переживания и осознания, все только измельчат, мне важно самой заякорить эти новые вспышки света.

Он – главный Родитель

Сначала был случай, когда ко мне в квартиру постучались. “В квартиру постучались” – это мой самый липкий страх после смерти мужа. Потому что это почти всегда означает неприятности и контакт с чужими, враждебно настроенными по отношению ко мне людьми. Это история про бабушку, которой мы своим шумом мешаем жить, которая кричала и оскорбляла меня, и главное, угрожала вызвать милицию, козыряя, что я неофициально снимаю квартиру. И в тот вечер я от неожиданности плюс прошлая травма въехала очень сильно. И было мне очень сильно страшно и небезопасно. Я судорожно выискивала в своей реальности мужчин, на которых я могла бы переложить защиту меня и взаимодействие с обнаглевшей на самом деле бабулькой, и не находила по тем или иным причинам. Но самое сильное мое желание было – это найти Большого и Сильного Родителя, который бы сказал – “не волнуйся, положи все на меня, я пойду и все решу, и еще скажу этой бабке, что с тобой так поступать нельзя”. Мозг метался в поиске решения, душа разбивалась об невозможность удовлетворить желание, а Алина родила для меня решение, наведшее столько умиротворения в душе и покоя… Она сказала:

“А что, если представить что этот Большой и Сильный Родитель – Бог? И что Он все уладит. Переположи это на него, хотя бы на сегодняшний вечер”. И я так глубоко почувствовала, что это действительно так. Что даже если во всем мире я одна-одинешенька маленькая девочка, и нет у меня снаружи фигуры взрослого, то главный взрослый у меня есть всегда. И он не даст меня в обиду. И уснула.

С утра я довольно легко разрулила ситуацию, и все время было чувство, что я не одна.

Снять половину груза ответственности за свою жизнь

У меня сейчас очень много страхов. В своем одном важном решении, пусть и по душе, но я прыгнула в пропасть. Я отказалась от синице в руке, но у меня нет никакой гарантии, что когда-нибудь будет журавль у меня. У меня даже нет уверенности, что этот журавль существует. Но мозг-то мечется в попытках найти хоть какие-то зацепки в будущем. Он пытается найти опору и ресурс, в какой-то мечте, фантазии, которая была бы ресурсом сейчас. И одновременно мне очень важно оставаться трезвой, с твердой почвой под ногами, что напрочь лишает возможности иллюзий. И вновь пришло решение мыслью в голове.
Переположи часть ответственности за свою жизнь на Него. Ощути, что ты несешь лишь половину процентов – возможности влиять и создавать, а вторая тебе неподвластна. Пусть Он устроит все наилучшим образом.

Главное Свидетельствование

Я сейчас много плачу, очень много. Почти как когда умер Сережа. Только тогда “повод” был официальный что ли. А здесь страдание мое подпольное, а “повода” близкие ждали настолько давно, что для них само собой разумеющееся – случившееся. Да и мне по определенным причинам стыдно плакать об этом кому-то – с точки зрения нравственности, блин, и потому что сам “повод” очевидно на улучшение в моей жизни, мне и самой это понятно, тем более, что я сама это сделала. Но боли потери это не отменяет совершенно. А, еще близкие мои сейчас частично беременные, их шибко не погрузишь, частично сами находятся в трудном периоде.

но я плачу. И слезы удержать невозможно да и не нужно.

И вот, когда я нахожусь в комнате одна, ночью, в тишине, я даю себе волю – выпускать чувства. Совершать работу горя.

Когда-то я также плакала по мужу. И было мне одиноко.

Но сейчас – у меня все время есть чувство Присутствия и главное – Свидетельствования. И главный, кто разделяет мои слезы, это сам Бог.

Нет у меня чувства, что я здесь, а Он где-то там, что я здесь, а Он так со мной поступил, что мы с ним по разные стороны. Мы явно в одной комнате, и Он на моей стороне, и Ему тоже больно. Он будто сострадает, принимает. И от этого много легче.

Я все равно не одна.

Оглядываясь назад, я вижу, что Он сидел со мной рядом в любой комнате и под любым небом, где бы я ни плакала в своей жизни.

И этот Он – не личность, не сидящий на облачке чувак, не мужчина, и не женщина, я с равным смыслом могу сказать, что в каждых моих слезах есть кто-то во мне, кто свидетельствует саму себя. И что это я не одна у самой себя.

Я – больше своей боли.

Я вчера сама для себя сказала офигительную вещь, ставшую мне опорой. Мне больно сейчас, очень-очень-очень. Но так вышло, что по заданию на группе по Методу Мюррей надо было делать описание своего Изначального Ребенка, тот, что и есть суть ты, твоя душа, неискаженная. Я перечисляла людей, которые мне помогали чувствовать себя, ситуации, в которых я была прям я-я-я!! Я-молодец и я-крутышка, и вдруг… вдруг я увидела, что моя жизнь – огромная, что она со мной случается, и в ней чего только не бывает, и смерти и предательства, и рождения и счастья, и один мужчина, и другой, разные близкие, приходят и уходят, но во всем этом я- остаюсь по-прежнему, я -константа. И я поняла, что моя боль – это боль, это все, конечно, очень важно. Но она – лишь часть меня, а Я – намного больше боли. Сильнее боли и вечнее боли.

Настоящесть

Когда выбираешь жить по душе, судьба приобретает череду сложных и мужественных выборов, ты становишься очень уязвимой перед ней, потому что часто приходится прыгать в пустоту, просто веря, что “там” тебя ловят. Помните, как я описывала, как Лукьянка прыгает со второго этажа кровати мне в руки? Этот прыжок приходится совершать раз за разом, только предполагаю что “там”, в самой Жизни, Жизнь и ловит тебя в свои руки, что ты не разобьешься. Приходиться терять и переживать потери, отказываться от “тепло, уютно и сытно”, но как в болоте, от выгодных предложений, но не согласующихся с твоими ценностями, от любимого человека, потому что ценность себя оказывается выше.
Когда умер Сережа в результате моего выбора развестись с ним, моей опорой в переживании было в том числе то, что я поступила по душе. Настоящесть жизни приобрела и имеет для меня – высшую ценность, самую главную мою ценность в принципе. Потому что когда мы не честные с собой – мы получаем как бы “не свою жизнь”, когда мы нечестные с другими – наши отношения – сколько угодно близкие – иллюзорны, потому что в них любят не тебя, а картинку тебя, которую из трусости и из страха быть непринятой выставила перед другим. Мы живем с нелюбимыми мужьями, работаем на нелюбимых работах, учимся не тому, что действительно хотели бы знать, общается о шмотках и погоде, вместо того, чтобы говорить о том, что на душе, мы постоянно “вежливые” там, где нас насилуют, а в интернет пишем только то, что способны сказать на площади и не более, ведь это же “небезопасно”.
Я вижу, что истинная близость отношений – в уязвимости, в способности быть собой.

Истинная близость

Но истинная близость с собой – возможна в честности с самим с собой.
И когда я плачу сейчас, мне вновь нужно помнить, а чем смысл того, что сейчас происходит. Помнить, зачем я именно так свернула на развилке, во имя каких ценностей – сейчас такие трудные последствия, хоть и во благо. Когда-то меня удовлетворял внутренний ответ – “за ради жизни по душе, неискажения реальности”. Но сейчас я пошла еще глубже – и стала спрашивать себя – а за ради чего жить по душе, если порой так сильно больно??

И мне пришел вот какой ответ. Для истинной близости с Богом.

Если представлять себе отношения, в которых есть я и ты, и ради чего в них быть откровенными, быть открытыми – чтобы быть родными друг другу, узнанными, истинно любимыми теми, что мы есть. Но еще каждый из нас находится в отношениях с Ним, с Богом, или со своей Жизнью, или с жизнью внутри себя самого, с той частью себя, что есть искра жизни, что суть. И будучи честным с собой максимально, и поступая в связи с этим по жизни, – ты получаешь возможность неразделенности с самим собой, неодиночества,

а чувство целостности, будто ты в утробе матери, только ты находишься в лоне самой Жизни, и ее жар – без-препятственно – без преградно – в тебе. И тепло, и наполненно, и осмысленно, и счастливо. Даже когда больно.

Нет комментариев

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.