О зависти, невидимое

Сейчас более-менее разбирающийся уже в области психологии народ знает – зависть указывает нам на то, что хотелось бы и нам самим, но по каким-то причинам – сугубо материальным или чаще культурно-нравственным (привет, комплексам и “а что скажет мама?”) – мы себе это позволить не можем.
Ресурс зависти лежит в признании ценности желанного для меня, высокой необходимости, сила которой прямо пропорциональна степени моего расколбаса на тему другого человека. И вот та энергия, что сливается на раздражение и обесценивание другого, пока я не замечаю свою зависть и потребность за ней, будучи присвоенной, разливается теплом собственного апгрейда по душе и чувством наконец-то удовлетворения.

Но как быть в случае, если я ловлю себя по тем же самым признакам вроде как на зависти к тому, что мне ну точно на фиг не сдалось или просто уже у меня есть?
Например, моя сестра поступила в университет, и все ее поздравляют, а я прям выбешиваюсь вся и не могу разделить радости. И рациональной моей части странно – я же сто лет как получила высшее образование в лучшем ВУЗе страны, с чего бы это я?
Ну, или у брата мужа родился малыш, а мне прямо невыносимо упоминание об этом радостном событии. Где я со своими тремя детьми, и где брат моего мужа, с которым мы даже не очень-то и близки?

О чем это? По признакам – невыносимости, язвительности, желании докопаться и обесценить – очевидно, что завидую. Но чего мне тут хотеть?

И вот оно, невидимое:

иногда мы завидуем не тому – ЧТО, а тому КАК.

Мой путь к каждому ребенку через кровь, рвоту и лежание по больничкам. Через вымаливание и отмаливание каждого лично на аудиенции с Богом, с тысячью условий и бюрократической волокитой самой небесной канцелярии, а на третьего родители мужа так вообще сказали “Зачем вам _это_?” А тут, понимаешь ли, праздник, и “ты что! жизнь человека превыше всего, как ей можно не радоваться?”, тут – брак по залету, ребенок как у кошки. Будто этим сама жизнь обесценивает мой путь.

иногда мы завидуем признанию.

В университет-то я тоже поступила, и выучилась. Только “на репетиторов денег нет, рассчитывай на себя”, только “ну ничего себе, куда замахнулась! корона-то не жмет?” – это были сопровождающие фразы в одиноком упорстве и труде, своими детскими силами продираться во взрослый мир, маленькая инициация по сути. А сестре и курсы, и связи, и все условия, а восторга от поступления и щенячьего умиления, будто она совершила невероятный героический поступок.

А если я просто на дух не выношу жалующихся людей, у которых один ребенок, работает муж, и бабушки там помогают, и няня. А она видите ли – устала! Что это? неужели тоже зависть. Да, она самая.

Потому что не насытит нашу боль неувиденности признание людей, не способных нас признать. Ни одна спроецированная мама на кого угодно не залатает внутри эту дыру, образующую вечный сквозняк в душе при прикосновении к триггерным темам.

Единственным ресурсом такой зависти является потребность – увидеть себя. Признать себя.

Я недавно сформулировала это словами: “Я не могу позволить себе не иметь ресурс. У меня просто нет ресурса не иметь ресурс. Иначе я просто сдохну”, и вот не пускаем себя в свою боль, как стойкие, сильные и храбрые оловянные солдатики, не допускаем жалость к себе. И завидуем слабым и жалеющим себя.
Не пускаем себя в воспоминания об одиночестве и цене того, что у меня есть. И завидуем тем, кто не заплатил эту цену.
Кажется, если посмотреть в это в себе, все опоры рухнут как прорвавшаяся плотина, которую снесет поток слез. А это страшно. И это правильно. Это защита и безопасность.
И стоит поверить ей, не ухать с разбегу в маленькую одинокую девочку внутри, лед безмамья.
Но если найти в себе взрослую, добрую, горячую часть. Так, будто об этой девочке нам только что кто-то поведал историю, может быть, тогда получится признать ее и пожалеть? Не изнутри нее – так не увидеть. А внутри себя увидеть ее снаружи. Чем-то большим, чем она. Той, что сдюжила все это.
Когда удается видеть себя и свою боль, не поглощаться ею с головой, а владея ею (совладание, да) – когда удается любить себя в этом и уважать, это тепло к себе дает возможность родиться теплу к другому. И наконец почувствовать освобожденную из оков боли радость появления на свет другого человека и легкости этого, сострадание даже к той, которой по обстоятельствам легче, чем тебе, но изнутри ее реальности и ее ресурсов это может быть ад адливее твоего; только увидев себя, получается видеть другого.
И эта зависть – продвигает нас на пути горевания потери – той Цены, что платили мы за самые судьбообразующие вещи в своей жизни; продвигает нас в еще большую близость с собой. Ведь способность расплакаться с самой собой и получить при этом не холод одиночества от отвержения, а утешающую себя себя – это и глубокая уязвимость, и глубокая близость.

Любви нам.

Похожие записи

Нет комментариев

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.