Плащ-невидимка

Главный подарок моего тела – источника связи с Богом.
Ноги болели очень. И потребность в заземлении, опоры под ногами тоже была хронически высокой – от страха. И, видимо, ничего умнее мое бессознательное не выдумало, как заземлять меня отеками – свинцовыми ногами.
Спасибо, бессознательное, мы с телом придумали кое-что другое.
Если укрыться плащом-невидимкой – становится тотально безопасно, по-детски хитро-радостно, и невесомо. Можно выдохнуть.
Да, это пишет та, что затевает show- как увиденность и проявленность.
Но я не я, если без противоположностей.

Плащ-невидимка прекрасен, когда у тебя четверо детей: надел и прикинулся ветошью.
А еще можно скрыться от всех-всех звуков, ощущений и света этого мира. Даже в темноте не так безопасно, как в нем.
Еще когда в магазин заходишь или в транспорте едешь. Не, не для воровства, и не для проезда зайцем. Просто – чтобы без глаз чужих, и можно даже не сутулиться больше и не ощущать себя неудачницей и серой мышью. Можно просто неведимкой стать.
Это, как оно , в гомеопатии? – усиление симптома. Если мой страх и боль доходят до такой степени, тремор, блин, то уже можно довести до абсурда. И ффууух, гора с плеч.

Мое тело даже услужливо напомнило мне, что в нем можно летать во снах, когда война, или погоня и я пытаюсь слинять экстренно в другую страну. Теперь я под защитой на всех слоях, даже по ту сторону солнца.

Но самым прекрасным было воспоминание о том, что я в это уже играла! В два или три года. В общем, это когда еще малышово разговариваешь и колготки в рубчик, и какаешь в них, да.
Меня прикалывало играть в невидимку. Вся задача и азарт был в том, чтобы ходить по комнатам там, чтобы взрослые – мама, папа, сестра и бабушка – тебя не увидели.
Задумавшись, что я ловила в этой игре? Я понимаю, что и это – усиление симптома, способ компенсации. Видимо, “отвяжись”, “не путайся под ногами”, и “не мешай” достигало такой точки скуки, фрустрация в желании чистого внимания мне -на книжку, сказку или игру – вырастали до такого напряжения, что я разряжалась ровно в том, что и переживала – в неувиденности, незамечаемости.
Но как тепло-то мне стало от этого воспоминания! Самые сокровища – это когда через тело умудряешься вспомнить свой родной детский междусобойчик – ведь об этой игре я никомушеньки не рассказывала!

И про страх.
Страх как ресурс – оставаться в трезвости, чтоб не заносило.
Страх как тот, что жестоко полощет, но “делает из тебя человека”.
Страх как тот, в связи с кем я не находила себе места в себе, и потому была не в себе, пока не поймала себя за колени и за голову и не сказала: Боишься? Бойся. Давай.
И горошина за горошиной соленой покатились из глаз.
И я наконец-то встретилась с той, что за дверью.

Нет комментариев

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.