Лицо за окном четвертого этажа

Один из новых навыков, родившихся в последнее время.
Очень много сил утекает во впечатление. Когда я сильно впечатляюсь проявленностями своего страха, или горя, или потери, и начинаю еще больше, чем бояться самого страха, бояться проявлений этого страха. Или с ужасом горевания ужасаться также тому, что со мной в этом горевании происходит.
Это как когда Лукьян ударится и расшибет себе что-нибудь до появления хотя бы одной капелюшки крови, все – дальше он поглощен больше не реальной физической болью, но ужасом того, что от его Великого Падения приключилась с ним аж настоящая кровь.
Или как когда тонешь – и начать себе констатировать – о, да тут от берега так далеко, что ни один спасатель не услышит. О, смотри как тут глубоко, знаю, что на такой глубине акулы водятся. О, смотри какое бескрайнее море! Тонуть, так, наверное, приятнее, удобнее и быстрее.
Но не путайте это с манией желания возвеличивать свои страдания, и потребность тонуть в своих слезах аки Алиса в волшебной комнате, – дело тут не в зоне комфорта, завязанной на крови и боли, нет. Это правда искреннее ужасание, которое пугает.
Вот, в прошлом месяце я от страха перемен и ответственности, начала плохо спать. Что редкость со мной. И отметила это: ого! у меня на почве страха бессоница. Ого! У меня приступы колотящегося сердца и сухой слюны во рту! Ого! У меня как в период смерти Сережки – отнимаются ноги. Ого! и – эти ого заполонили весь мой разум, лишая возможности наводить в нем ясность. Меня очень пугал не только страх, но и его масштаб.
И в то же время, я помню, как проживая смерть, также внутренним наблюдателем отмечала. (Хотя помню период, когда даже и не отмечала) : заикание, резкие просыпания среди ночи с хватанием воздуха как рыба на суше, путаница времени, безостановочные слезы, плывущее сознание, хроническое расстройство желудка и лактостазы, неуемная потребность в шоколаде… Но тогда у меня была веская причина, и моя внутренняя акушерка, доула, шаманка, хрен знает как ее сейчас назвать, знала, что надо проходить через всю эту лавину какой угодно ценой, главное, идти. А что при этом будет происходить – как в родах – хочешь кричать – кричи, хочешь молчать – молчи, так и с гореванием – я позволила себе все что угодно.
Сейчас мне видно, что по сути я сбросила тем самым огромный балласт. Освободилась от потенциальной нереальной утечки сил, которые были потрачены полностью на проживание, вместо тревоги – а это нормально, что у меня панические атаки на слова-маркеры? а это нормально, что я не могу видеть скорую и не выпадать из реальности во что-то белое и пустое на несколько минут? А это нормально, что я разговариваю сама с собой? А это нормально, что я хочу слушать очень зажигательную музыку на полную громкость? А это нормально, что я больше не могу – физически – читать?
На это все внутренняя акушерка, привет случившимся позже – психотерапевтическим навыкам, приговаривала – “Нормально, – будь спокойна, не отвлекайся, – все с тобой нормально”.
Но тогда на те проявления были веские причины, и удивления они не вызывали, разве что исследовательский интерес.
А вот когда ты головой как раз понимаешь, что причина для таких ярких проявлений ” не веская”? Помимо того, что тут возникает интерес, с каким таким сильным опытом слеплена в бессознательном текущая ситуация, раз так бомбит? – в моем случае, как раз -таки с обозначенной травмой в тексте.
Так вот, помимо этого, мне помогает – не впечатляться. Не отдавать хотя бы этому – кучу сил и внимания, а по сути – ресурса, который можно полностью направить на то, чтобы все-таки справляться с мощью потока чувств, которые вызывает нечто текущее.
Ну, не знаю, вот еще пример. Допустим, переживание предательства, измены. Это и так очень горит внутри и жжется, но если еще и начинать бояться своей боли – ого! я ничего не ем уже трое суток! ого! я начала курить! ого! у меня на нервной почве вылез цистит, которого с детства не было… – то это и есть то, про что я говорю.
В конце концов, я как я сказала тут в одном экстрасенсорном погружении,
Ну висит у тебя за окном морда непонятного мужика прямо в воздухе, на четвертом этаже. Да, строит рожи. Да, крупным планом. Очень страшно.
Но она висит там уже с неделю. И на 7ое утро проснешься и подумаешь, а, это все вот эта непонятная морда? Забьешь на это, и оторвешь свое внимание от окна, и пойдешь заниматься своими обычными домашними делами.
Во всяком случае, со страхом мне это точно помогает. Не кормить голову за окном четвертого этажа своим вниманием. Бояться – боюсь. Но иду – и делаю.

 

Нет комментариев

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.