“Плохие” чувства

Есть чувства, которые нам совсем-совсем нелегко в себе обнаруживать.
Так вышло, что за последний месяц я дважды получила одинаковые по сути сообщения: человек меня спрашивал, нормален ли он в том, что в такой-то (совсем нехорошей для другого) ситуации , он испытывает по этому поводу злорадство.
Это не во-первых, но я не могу дальше писать, сама себя не похвалив 🙂 мне ужасно приятно, что я стала ассоциироваться у людей с такой силой самопринятия и бытия на своей стороне, что они пишут именно мне. И мне офигительно ценно, что со мной настолько безопасно, что мне доверяют самую черноту своей души.
А во-вторых, делюсь ответом и размышлениями на эту тему. Ведь в конечном счете, это чувство пришло и ко мне на днях, видимо, совсем желая быть описанным здесь.
Мы так боимся нехороших, злых чувств – потому что нас научили, что если они в нас рождаются, то это значит, что мы плохие.
Но если опираться на факты, то:
🔹те муки, что мы испытываем в связи с ними, те угрызения совести, и тот стыд, что и вгоняет нас в переживание собственной плохости, – говорят в первую очередь как раз о нашей нравственности и истинных ценностях, ценностях добра и любви – что истинно о человеке и его сути;
🔹плохими или хорошими могут быть наши поступки в связи с чувствами, но не сами чувства. Чувства просто приходят, мы не в силах управлять их рождением; и чувства – как и любые другие: слух, зрение, осязание, – это сигнальная система, то, как реальность отражает в нас при соприкосновении с нею.
🔹набор чувств у всех одинаковый, а их возникновение в разных ситуациях наоборот очень разное, зависящее от нашего опыта, воспитания, травм и ценностей.
🔹так вот чувство – это симптом, это сигнал. Не больше. Иногда это сигнал о любви. А иногда о боли. Любить – хорошо, и по нашей душе, мы не боимся таких сигналов в душе. А чувства о боли – пугают своими побуждениями и желаниями, они против наших ценностей, и мы стремимся как-то справиться с ними.
🔹Существует два пути обхождения с чувствами из боли: подавить их или пропустить на выход. Подавление – самый частый способ, на них накладывается запрет, и они отправляются в тайную комнату души, запирая в ней не только чувство, но и какую-то значимую, живую часть себя. Живую – значит жизненную силу. Мы назначаем эти чувства опасными, плохими, и себя вместе с этим чувством тоже отвергаем, назначая таковым – плохим. Задача: побороть. Это парадигма, в которой есть разделение, разъединение, война: есть хорошее и плохое, чёрное и белое, имеющее право на существование и нет.
🔹А есть другая парадигма: она про любовь как единственно верное и здоровое состояние человека, которое в нем течёт. И тогда чувства анти-любовного спектра свидетельствуют о боли – состоянии, когда ранили в любовь. В ней такие чувства не запираются, а напротив, замечаются – как замечается поранившийся, жалобно плачущий ребёнок, пришедший к тебе за утешением. И ты, видя его – в глубинном, экзистенциальном смысле слова, гладишь по голове, понимая, что случилось, разделяя его эту боль. И боль, вместе с грустью, сожалением, слезами и “плохой” его формой в виде осуждаемого чувства – выходит, протекает как вода, выветривается и растворяется. Его не нужно давить и прятать, теряя массу сил на это и энергии.
🔹 И тогда злорадство – как частный случай, – это про то, как сильно больно тебе в подобной ситуации. Настолько больно, что она идёт через край – на другого. Настолько больно, что становится легче, что не с тобой одним так сурово обошлась жизнь. Злорадство – не о злобности и мелочности нашей души, а всего лишь о степени и силе ранения. И когда признаешь это, и смотришь в свою боль, злорадство отступает – очередными слезами облегчения.
🔹Злорадство питает травму, – родились у меня сегодня такие слова. Но оно может питать ее, размножая болезнетворные “бактерии”, если не осознается или вытесняется, а может – служить присваиваемой силой своего попранного права на счастье. В этой жгучести и сладости – есть что-то про “справедливость”, а по сути – неуникальность твоего страдания, что было совсем не выносимо в отношениях с миром и Богом, а какая-то разделённость до уровня shit happens, а в зле – как первом корне слова – присвоение утерянного/попранного права или ценности, как и полагается в чувстве злости.
🔹У всех чувств есть смысл и послание. Некоторые прямые, а некоторые на восстановление этой прямоты Потока внутри. Мне нравится парадигма не разделения, но цельности, близости.
В тайной комнате – могут быть и наши лень, зависть, гнев, обида, трусость, болезненное одиночество…
и в каждом из них есть своё послание про любовь и восстановление целостности и силы.
🔹Мой курс  В тайной комнате – встреча с собой открывает дверь и даёт ключи к пониманию этих состояний.
Он действительно про близость с собой, а не манифестируемую модную и насаждаемую любовь к себе, он про глубокое понимание самого себя без утаек, без стыда, и с точным знанием – человек – хороший. Добрый по своей природе, и вы – хороший. Абсолютно всегда.
Просто иногда нужно себе помочь. Как тому малышу, что ударился и плачет у нашей юбки.

 

Нет комментариев

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.