Закрывание родов: развенчание мифов

Относительно закрывания родов, как выяснилось, существует две устойчивые иллюзии, представляющие собой крайности. В одной – закрывание родов представляют как душевный разговор с женщиной об опыте ее родов, который может провести любая женщина, активно слушая и соблюдая принципы бережности в контакте. В другой – закрывание родов ровняют с серьезной психотерапевтической практикой, одновременно лишая этого формата работы его уникальности – мол, любой психотерапевт и только психотерапевт может помогать женщине справиться с ее опытом родов. Ни то, ни другое не является правдой.

🔹Почему об этом говорю я?
Потому что этот метод, формат работы с женщиной придумала и разработала я, в 2012 году. (Позже я узнала, что в рамках метода Birthing from within, Пэм Инглэнд в США также разработала свои техники по проживанию истории родов). Потому что за эти 6 лет я провела их успешно в количестве сотен. Потому что даже в конфликтной ситуации, где пытались обесценить мой опыт и профессионализм, на суммарно 10 тысяч человек общего поля клиентов и коллег нашлась всего одна женщина, недовольная нашей с ней работой. Кажется, это великолепная статистика.
Так вот, разъяснение.

🔹Психотерапия, которой может заниматься не психотерапевт.

👉 Что такое закрывание родов?
Это четырехчасовой психотерапевтический одноразовый процесс, помогающий ассимилировать – осознать, понять, присвоить -чувственный опыт своих родов. Это происходит в любой момент жизни женщины, необязательно и, более того, даже чаще всего не сразу после родов, а спустя полгода, год, два и даже десятки лет, когда женщина понимает, что забуксовала в переживании родов, и интуитивно ощущает, что именно с них произошли существенные изменения – с ней ли самой, в ее отношении к ребёнку, с мужем, с родственниками, с миром в целом, или со своим телом. Чаще всего закрывать роды испытывают потребность женщины, травмированные своими родами: психологическое насилие в роддомах, да и в домашних родах (что особенно неожиданно и потому больно), неожиданное кесарево сечение или большое количество вмешательств (я не справилась, не родила сама, мое тело меня предало); роды тяжёлые физические и морально, где сама боль была травмой. Это далеко не все варианты, мягко говоря, причин травм, я обозначила наиболее частые.
Но закрывание родов как процесс может быть – и нередко необходим – женщине с благополучными родами, потому что сами роды по сути являются инициацией, неким событием, по разные точки начала и конца, от которого ты меняешься навсегда: в статусе – становясь матерью (одного ребёнка, матерью двух детей, многодетной матерью и тд), а также – проходя через опыт сильного изменённого состояния сознания, что всегда ассоциировалось с шаманским путешествием, трипом, узнавая о себе те глубины из подсознания, которые женщина не знала о себе прежде. Роды – это всегда вызов, как я говорю – это может быть инициация со знаком минус – и мы говорим тогда о травме родов, и со знаком плюс – и в каком-то смысле для психики женщины это тоже “травма”, потому что разрывает ее представление о себе и мире навсегда. Именно этот опыт женщина может хотеть, испытывать потребность – осознать. То, что я называю “присвоить дары родов”: когда ты понимаешь, что именно с тобой произошло, какая именно логика возникновения твоих чувств в том или иной моменте твоей женской истории, когда ты находишь ответы в этом для себя про опоры, ресурсы и смыслы – ты становишься сильнее.
Например, женщина могла не знать о себе, что она очень терпелива и толерантна к людям. Не осознав этого, конечно, ее терпеливость никуда не девается, но живет своей, произвольной жизнью, и может владеть ею, а не она ей. И так, терпеливость в родах может в ее личной истории обернуться неспособностью настоять на своих желаниях и горьким разочарованием как в себе после, так и в своих родах и виной перед ребёнком. Я сейчас моделирую общую, но нередкую, кстати, ситуацию. И наоборот, осознав свою терпеливость, она может знать, что это ее сила, она вон сколько всего стерпела, но впредь может выбирать – кому дарить эту силу – близким, родным, а кому нет. Это просто как вариант.
Так вот.

🔹Почему я говорю, что это именно психотерапевтический процесс?

Во-первых, исходя из этимологии самого слова “психотерапия”: “psycho” – душа, therapy – исцеление.
Говоря о травме родов и цели закрывания помочь справиться с ней – это не что иное, как она, терапия.
Во-вторых, и оно вытекает из первого – это процесс, в котором человеку помогают пройти из точки А в точку Б – в проживании чувства, где восстанавливается связь между телом и чувствами, между чувствами и ценностями, и главное – с самой собой, в цельности восприятия себя. Это излечение от душевного страдания, это работа с переживаниями другого человека с вектором на ресурс и нахождениями опор. И ведёт этот процесс – другой человек.

🔹Почему же тогда закрывать роды может не только (и не сколько) психотерапевт?
Почему не просто психолог?

Потому что закрывание родов требует обязательного знания из настоящей физиологии родов, а не типичных социальных мифов вокруг них, о работе мозга и гормонов в этот момент, и их влиянии на психику, восприятие, и возможности женщины в родах; закрывание родов обязательно предполагает понимание специфики работы акушерок, врачей, анестезиологов, неонатологов в роддомах, их правила и инструкции; а также логику их назначений, не менее важно разбираться в нюансах “кухни” домашнего акушерства, с пониманием, на какие идеалы и идеи опираются они в своей работе, какие тут есть препоны, чтобы правильно трактовать мотивы их действий, советов, настояний и угроз. Хорошо, когда такой человек знает хорошо и всю юридическую подоплеку, хотя бы на уровне прав пациента, которые гарантирует кодекс РФ. А когда ты закрываешь роды много, то начинаешь разбираться в этом всем устройстве и в других странах.
Потому что без знания всего вышеперечисленного работа женщины с психологом может быть просто несостоятельной. Смотрите сами. Женщина приходит к психологу и жалуется, что ее тело ее предало, она не может рожать, не умеет, у неё слабость родовой деятельности, и поэтому у неё кесарево сечение. Что скажет на это психолог, у которого своих родов было ну максимум три-четыре (представим себе ультрамногодетного психолога))): о, ну если так сказал Врач (специально с большой буквы), значит, кесарево было необходимо. Это не проигрыш, это спасение тебя и ребёнка! Ресурс? Ресурс. Но основанный на невольном обмане и так и не восстанавлиющий доверие телу. А тело не врет, люди, никогда.
А в случае знания всей этой специфики и подробно разобравшись с историей родов – на что, кстати, в рамках обычной психотерапевтической сессии может банально не быть времени: сессия длится час, ну полтора. А полный, цельный рассказ женщины об истории своих родов всегда длится не менее часа. А ещё работа с чувствами. В разные дни встречаться? Теряется цельность и нюансы – которые именно ведущего закрывания родов нужно помнить, чтобы выявлять связи.
А связи такие, возвращаясь к примеру с недоверием и разочарованием в своём теле. Приёмное отделение встретило женщину так “неприемно”, совсем не от слова
Принятие, ее оговорили за что-то там раз, холодно хмыкнули на осмотре два, ничего не объяснили, но сказали “мдааа, не нравится нам твоя шейка, через два часа прогресса не будет, будем колоть”. И вот попробуй по приказу кончи) – а именно так устроен прогресс в родах – на расслаблении, безопасности и любви – как в сексе. И конечно, ничего не вышло, и конечно кесарево – “ведь так дело не пойдёт”. И только зная физиологию и гормоны, можно рассказать женщине, что ее-то тело как раз молодец: оно здорово реагировало в нездоровых условиях. Отказалось рожать – в небезопасности. И в этом смысле у неё как раз потрясающе чуткое, честное тело, адекватно работающее.
И только зная как на самом деле бывает в роддомах, а не неся в себе привычный флёр общественного обожествления врачей, можешь дать совершенно новую парадигму женщине в состоянии “поиска виноватых” (одна из стадии потери, в данном случае потери своих родов мечты) : что тут уместна не аутоагрессия , то есть самобичевание, разочарование в себе, а адекватная злость на врачей – так неэтично, и невежественно ведущих ее роды.
Равно как и наоборот – женщине, средоточившей все отчаяние своё в потере образа идеальных родов – на обвинении врачей, показать и иную парадигму – как, например, и почему окситоцин мог тут как раз помочь ей, а не навредить, в той данности, в которой она уже была. Иными словами – показать альтернативные факторы, зная эту специфику, намеренно расширив восприятие ситуации между крайностями я-плохая, они-плохие, продвинув с застревания в стадии поиска виноватых транзитом к проживанию истинной тщетности в опускании рук – “так есть”, чтобы действительно мочь выйти на принятие своих родов.
Важно оговориться, что человек в закрывании родов не берет на себя роль оценщика и анализирующего роды женщины с точки зрения правильности или неправильности их ведения, но даёт имеющуюся у него информацию, чтобы мочь максимально широко и непредвзято женщине посмотреть на свои роды.

Зная состояние женщины в родах, не спросишь ее, почему она воспринимала их как маленькая девочка воспитателей в садике, заставляющих спать, и не будешь “лечить” ее и срочно взрослить, а будешь знать, что в этом состоянии в родах она была совершенно нормальна и в обычной жизни это ничего особо не говорит о ее способности к зрелому восприятию.

О том, что просто психолог не справился с запросом женщины пережить свои чувства относительно родов – мне говорили десятки женщин, приходящих с этим ко мне. Это не значит, что психолог не может помочь пережить опыт родов, но значит, что может не помочь в большом ряде случаев. Или помочь не так эффективно, знай он всю специфику.

И наконец, потому что к психологу все же принято идти, когда тебе плохо и ты с этим не справляешься, а закрывание родов предполагает и желание совладать с опытом и позитивных родов, инициация со знаком плюс, и с этим женщине может в таком случае просто некуда пойти.

🔷 Таким образом, возникает вопрос, что же лучше с точки зрения реализации цели – помочь женщине ассимилировать ее опыт родов: психолог без знания существенной специфики, описанной выше, или доула – без психологического образования, но могущая научиться конкретным навыкам и способам работы с чувствами, возникающими в связи с родами?

Если психолог перинатальный, и хочет закрывать роды – почему бы и нет, пусть делает это.
Но мне ближе доула, овладевшая специальными психотерапевтическими знаниями для этого.

👉 Почему я вижу это возможным?
Доула – гарантированно экологична и бережна в своей работе с женщиной.
Доула обладает всеми необходимыми знаниями из разряда “специфики”.
И она может научиться узким терапевтическим навыкам, необходимым для психотерапии закрывания родов.
Это также как человек, обладающий умением делать массаж – совершенно необязательно медик или остеопат, но может применять остеопатический техники внутри массажа.
Это также как использование ребосо и послеродовое пеленание – которое не обязует человека знать все о восстановлении тела после родов.
Это также как владение техниками оказания первой медицинской помощи, которым может научиться человек, не работающий врачом, но например вожатым в лагере с детьми.

Именно этот вопрос: психолог без знания специфики или доула (непсихолог), но с психологическими знаниями – и дилемма в нем – обнаруживают главную мысль:

🔷 Можно пытаться приравнять закрывание родов к прерогативе психологов – и на этом он потеряет возможность осуществления его цели; или настаивать, что любая доула может это сделать, ведь и разговор с женщиной терапевтичен: и тогда закрывание теряет свою глубину и суть – изменение состояния.
Так вот –
Не надо ровнять его ни туда, ни туда – это отдельная, самостоятельная практика.
Закрывание родов – это УНИКАЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС.

#закрывание_родов, #okean_v_butylke (c)

Нет комментариев

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.