Моя Нарния | Океан в бутылке

Что же, начну продолжать с хроник из Моей Нарнии.

Мы тут уже третий месяц нон-стопом, с двадцатых чисел марта: я и четверо детей. За это время была Пасха, День Победы, и два дня рождения – третьего сына и мой. Из гостей была одна подруга на день рождения сына, и другая подруга на день рождения мой, и несколько раз приезжал папа детей. Из поездок я трижды ездила в Москву на несколько часов по экстренным делам.

Если первый месяц я надышаться не могла Нарнией, то дальше наступил спокойный ритм, как у человека, который утолил первый голод и теперь может смаковать медленно и вальяжно.

А потом наступило насыщение, но любимая овсянка не прекращалась как в анекдоте про «что у нас на завтрак? – овсянка, сэр!» И у меня даже закралась формулировка про изнасилование Нарнией.

И это стало хорошей притчей, я ей даже воспользовалась однажды в работе, когда речь зашла о том, что материнством нужно наслаждаться всегда, и если ты ему не рада, то как же так, ты же так хотела детей.
Тогда-то я и толкнула речь о том, как бесконечно люблю свой дом и землю, как Нарния — моя сбывшаяся мечта, как она — действительно мой один из основных ресурсов и место силы, но елки — если она у меня на завтрак, обед и ужин, без возможности выбрать ее, без возможности отдохнуть от нее, без разбавления ее чем-то иным, то неизбежно случится и одурение, и желание сбежать, никак не обозначающее отсутствие любви. Просто невозможно все время есть овсянку, даже если это твое любимое блюдо. И с детьми невозможно находиться все время, даже если ты их очень хотела и любишь.

Потом я начала себя подначивать: как же так, а где же благодарность? Как быстро затирается эта новизна и радость, как быстро то, что восторгало, что подбрасывало сердце каждый миг, становится незаметным глазу. Как же так?
Я проверяла. Выходила на веранду на крыше и смотрела в небо.

Напоминала себе. Варила кофе и шла на крыльцо, сонная, на встречу утру, с кошкой — хвост трубой, и собакой — хвост как бешеный метроном, первая, в тишине еще дома, сделать вдох перед работой — всей собой.

Это помогает.

В какой-то момент ушла в рутину: консультации-дети-курс-консультации-дети-готовка-уборка-консультации-дети. Кажется, я даже за ворота перестала выходить, и недели стали нестись с бешеной скоростью как в городе. Удивительно быстро прошел май.

Вышло какое-то невероятное наслоение: жизни на даче, в Нарнии, что обычно отдельное переживание; обычной пены дней, что про работу мою, учебу детей, рутину бытовую — и это все на даче, а не в городе; слой внутреннего процесса, связанного с тем, что со мной в терапии, с тем, что происходит в жизни, моя внутренняя жизнь — что обычно и логично, но тут удивляет своей страстностью и интенсивностью на фоне ровных, ритмично повторяющихся из недели в неделю ватсап-связей, скайп-созвонов и зум-конференций, внутри довольно однообразной жизни и похожих друг на друга дней, и слой выдерживания, чувств, связанных с изоляцией, с ограничением свободы, с томлением и пережиданием.

Здесь на даче я с детьми все время одна. Будто изоляция оголила мою реальность, выпуклила ее, сделала объемной. И в нарнийской подложке — очевидно отсутсвие помощи, очевиден объем всего на одну меня. И это примирило со многим, сняло вопросы к себе, углубило процессы, связанные именно с этим.

Сорвалась на детей на днях очень жестко. Пока жрала себя поедом, осознала, что вообще-то это первый срыв за изоляцию, а кукухой я могла тронуться значительно раньше и чаще. Точка отсчета для оценки реальности сильно меняет ее восприятие.

Весна сначала была медленная-медленная, по миллиметру отслеживаемая впервые в жизни, а потом ррраз — и съело ее что-то, не заметила.

А сейчас будто наступает второе дыхание в изоляции в Нарнии. Пахнет летом. Кошу траву, дожди проливные, зелень стала густо и надежно зеленой, комары наконец-то прилетели, даже соскучилась по ним)

И главное, наконец-то стал случаться рынок и то настоящее, что есть только летом: голову сносящий ароматные и многослойные во вкусе помидоры, хрусткие и колючие огурчики, ягоды, и молооооооооочка, настоящее молоко, и творог, и сметана, и сливки.

И новое совершенно — своя зелень с грядки, своя редиска.

Пришли выплаты на детей. Думала сначала заткнуть ими свои долговые и кредитные дыры, а потом подумала — елки, это ж именно что детям, а они тут на изоляции тоже свое переживают. Что бы я могла дать им, чего не очень могу? Решила ребятам купить батут большой, лето же, дача, пусть свою мальчуковую энергию легально выбрасывают без моих окриков: «Не прыгайте по кровати, слоны! Сломаете!!!»

Я так и не подвела итогов личного года, итогов учебно-рабочего года, будто в этом — все немножко вне времени, и работа летом, и весна — как лето, будто период длится не с осени, а другим отсчетом с позапрошлой зимы, наступившего 19ого года, будто тогда я начала огромный переход в своей жизни — в новую жизнь, новое плато, нечто совсем иное…

На фото Дёмовёнок, введший традицию в конце каждой консультации приходить ко мне на колени и махать тете в камеру «Пока!», тем и завершаемся.

Теги: Моя_Нарния,

Похожие записи

Нарния 2019
Конец периода

Нет комментариев

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.