Два вида перфекционизма в материнстве

Я в последнее время чувствую себя вещателем истин, которым тысячу лет: неясно, как стереть пыль с уже заезженных и уставших от наложения смыслов слов, от понятий, которые от частоты употребления – перестали откликаться в сердце – звонко. Понятие ли нуждается в промывке – или сердце в очищении?
Слушайте открытыми сердцами.

Я хочу написать о двух видах стремления к идеалу в материнстве.
От ума и от сердца. От страха и от любви.
Первое – это натужная попытка все сделать правильно в родительстве своем.
Вот тебе выдали самое ценное и хрупкое, что только может быть в жизни, святая святых – чужую жизнь, белый лист, который чем заполнишь, тем и отзовется в будущем – будто нарисованная в плоскости детства картинка, во взрослости оживает в три д – бескомпромиссно высвечивая все огрехи, выпукливая все тени и слепые пятна, и ужасая своей ограниченностью возможности – что-либо исправить – в умении другого быть счастливым, здоровым, успешным, любящим и любимым – что еще мы там деткам своим желаем?
В первом пути мы отчаянно ищем – правильный. Сомневаемся или, наоборот, как утопающие за соломинку, держимся спазмированными от самообмана контроля – за провозглашенную кем-то истину, хорошо обоснованную, имеющую большой тыл поддержки – научных исследований, опытов психологов и типа выросших детей, где признаки их жизни логично и интеллектуально сплетены с причинами-факторами в их детстве.
Для надежности – мы пробуем плыть сразу на нескольких китах – том, что позиционирует мне общество и тенденции времени о хорошей маме, том, что в ожиданиях и наставлениях транслируют мне мама и свекровь, а я ой как хочу быть хорошей девочкой (мамой, тпру) в их глазах, и наконец, – какой-нибудь симпатичной и милой моему сердцу теории воспитания, еще и идущей вразрез местами с первым, а боками – со вторым китом 🙂
Голова кипит, а руки трясутся – что бы я ни делала, так или иначе я окажусь плохой – ведь невозможно удержать землю на двух или даже трех китах – не плоская она, а изначально – 3д.

Иными словами, тот, что святая святых – чужая жизнь, твой ребенок – изначально не белый лист, а уже какой-то, своего цвета – да неизвестно с какого дерева, деревьев-то вон как много на земле. С узором на нем – только его, индивидуальным и неповторимым. И выдана ему ты – такая, какая есть – со своим узором внутри, к каким бы цветам и деревьям по справочнику не причисляло и не пробовало оштамповать тебя твое воспитание.

Вторая стратегия стремления к правильности – также восходит к идеи идеала. Только идеал этот – не прописан ни в одной на свете книжке, ни один специалист не знает оттуда ни одной цитаты, все строчки – льются только в момент написания, здесь и сейчас, в контакте с твоим ребенком. И шепчет тебе их Бог. Тот Бог, что любовь, выданная тебе именно на этого человека. Та любовь, что видит Бога – внутри этого человека и позволяет ему по-максимуму проявляться – силой своей, талантищами, уникальностью и непосредственностью, живостью и любовью – тем, что мы называем реализованной душой.
Это стремление к идеалу, да. И его можно было бы даже назвать перфекционизмом.
Потому что за каждым действием по отношению к своему ребенку, за поиском решения каждой задачи, которую ставит тебе материнство, – мы сверяемся и стремимся максимально точно соответствовать тому камертону, что внутри тебя самой – внутри твоей души матери – частички души архетипической Великой Праматери.
На Праматери нет профессорской шапочки с кисточкой, в руках нет дипломов специалиста-психотерапевта, и на носу нет – докторских очков. Она не судит и не оценивает, она бережно выверяет каждый твой шаг и отзывается болью – если ты ступила не туда. Она светит ярко как маяк, и каждая мама внутри – знает все, что ей нужно – о своем ребенке – если будет стремиться. Неустанно стремиться видеть его, слышать его, понимать его, чувствовать – и искать ответы из интуиции – скрупулезно выверяясь – просеивая через шелуху чужих интроектов и убеждений, маковые зерна своей личной близости с ребенком – своей проявленности в действиях – любви к нему.
Ведь, повторюсь, на каждого, каждого ребенка, даже если у тебя их много, тебе выдали свою личную любовь. И именно она – знает и ведет – что именно хорошо и полезно, а что вредно и травматично для твоего ребенка.
Этот путь тоже трудный – там гудит не голова, но ноет сердце, и в ногах, в ногах никогда нет уверенности, кроме одного момента – если взрослый уже сын или дочь – посмотрит тебе в глаза, задавая вопросы о детстве, желая ответа – вот тогда – эти ноги будут прочно стоять на земле – я была честна с собой и тобой. Я была на максимуме сердца.

И там, и там – это путь к идеальности. Это то, что можно назвать перфекционизмом.
Только в первом пути – перфекционизм гонит нас как раба своих представлений о правильности, избивая хлыстом чуть что – отвержения – собственной мамы, мужа, общества, и главное – самого ребенка. Под угрозой клейма плохости, мы ориентированы на посылы снаружи, на ориентиры – в других людях и их идеях о материнстве и твоем ребенке. В этой угрозе – мы движимы страхом. Страхом – и желанием быть любимыми., инфантилизации – в невозможности этого достичь таким путем и потери близости с ребенком.
Во втором же пути – идеал ведет к собственному взрослению и духовному росту. Если первому перфекционизму служим мы, отдавая тонны энергии в усилия и страх, то второй путь перфекционизма – служит нам и питает нас, отдавая свечением своих ценностей, обогащая через сокровенные ощущения Правды и Любви – ресурсом.
Фокус внимания истинного – в первом пути – на страхе и любви к себе от других. Первый путь – зависимости. Во втором – взросления, где фокус внимания на любви – и потому близости с собой и ребенком.

Нет комментариев

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.