Переживая утрату.

Адвентовская спираль подобна пути проживания смерти близкого человека.
Каждый входит в нее винный, полный человеческой тяжести, и идет на собственной воле, сопровождаемый лишь неуклонными витками спирали, которые своей формой не дадут двигаться не туда. Это удивительный лабиринт, в котором нет вариантов, разве что остановиться или все же идти. Ты движешься во тьме, однако движим светом: в самой сердцевине стоит маяк-свеча. Свеча как Бог.
Дойдя до сердца лабиринта, ты преклоняешь колени к точке света: это точно конец маршрута, и одновременно его начало: по тем же некругам, но уже не на сужение, а расширение, идешь ты в мир. Очищенный, невинный, ты.
Идешь со светом, освещая тьму. Теперь ты сам маяк, несущий тот огонь, рожденный от свечи-маяка. Воин света, воин-светлячок.

Обратно в мир выходишь ты, уступая ворота лабиринта следующей душе.
И удивительно, что вход и выход сходятся в одно, хоть изнутри ты видишь два совершенно разных мира. Все потому, что есть отныне тебя два разных.
Примерно так и может состояться встреча.

***
Та, что стоит в начале спирали горя потери, спросила другую – стоящую на выходе из неё.

– Как переживается потеря теперь?

И обратив взор куда-то внутрь себя, произнесен ответ был:

– Больно. Внутри навсегда остаётся жить тоска и все неслучившееся вместе. Но это больше не разрывает тебя, а становится просто местом таким внутри, тишины и света, о котором знаешь только ты, Бог, и он.
И в то же время потеря оборачивается ее отсутствием. Отгорев всеми некругами утрату его в своей жизни, ты обнаружишь его в своем сердце. Ты научаешься слышать его слова на языке мира, он становится частью символьной системы, на которой поддерживает тебя, предостерегает, шутит и любит Бог.

– Этот язык появляется, кажется, с самого начала… Включаешь радио в машине, думая о чем-то, а там ваша любимая песня, строчками отвечающая на твои размышления сейчас. Зайдешь печальная в кафе, и официант сам предложит тебе к кофе десерт: его любимый десерт.
Только это больно очень. Потому что эта связь кажется ущербной, лишь уязвляющей каждый раз его недостаток в моей жизни. Как же все то, что мы могли бы делать вместе? Обниматься, дурачиться, валяясь в кровати и ласкаясь. Как же простые вещи: вместе гулять, смотреть новые фильмы и обсуждать их, ужинать вместе, и главное – проживать вместе жизнь, со всеми трудностями и радостями?

– Главной оказывается не жизнь, а любовь. Связь с этим человеком будто очищается от всех земных форм и взаимодействий, и его место в сердце, становится сутевым, чистым – частью твоего сердца.
Ведь так мы и встречаем людей, и идем с ними в отношения. Нам откликается что-то глубоко родное, про себя, и контакт с этим человеком подпитывает это важное внутри нас, усиливает, катализирует. Или бывает, наоборот, откликнется что-то, будто бы, ну совсем чужеродное, я-так-не-умею, и тянешься с интересом, восхищением и азартом в контакт. А в контакте – научаешься расширяться, признавая именно это, такое другое и странное, в себе, получая благословение этому быть.
И вот
Он будто становится одним из твоих внутренних я, твоей частью. Как существуют в нас я как мама, и я как жена, я как сестра, и я как человек своей профессии. Внутри нас живут внутренний ребёнок и внутренний старец, много всевозможных частей тебя, среди которых однажды появляется он, внутренний С., и ты в любой момент знаешь, что бы он сказал на то или это, сверяешься с ним как с одним из камертонов в себе.
Он становится такой же символьно-знаковой системой, приходя к тебе в сновидениях больше не как он сам, как мы привыкли думать, а тем, что он несет тебе, про что он для тебя в узоре жизни.
И то, что именно символизирует он; то, в каких жизненных обстоятельствах ты сверяешься именно с ним в себе, и есть тот главный подарок, тот смысл, что был в вашей встрече. И это есть суть связи, вечная нить, чистая от всех земных перипетий, тревог и бед.

– Куда пойдешь ты дальше, свечою освещая путь?

***

Когда касаешься ты света в сердцевине, ты будто заражаешься. На самом деле – заряжаешься. Заряд этот, ты знаешь, он не твой. Он предназначен людям. Ты будто узнаешь что-то совсем-совсем земное, и одновременно – про Бога это. И импульс твой отныне – светопередача. Так узнают призвание свое. Когда прошел ты путь, ты знаешь, что каждый человек идет в спирали в одиночестве совсем. Его лишь это путь. Однако мы можем свет свой лить – вокруг нее, и чем нас больше, тем тьма его светлей.
Свидетельствую светом я – та тьма не убивает, но делает от смерти нас живей.

Нет комментариев

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.